02:30 

Сказка о волшебной скрипке.

Serenity~
Если не прав – прости и спасибо. Рядом остаться – мой выбор. (с)
Многие почему-то думают, что стать волшебником невозможно. Ну, не так, чтобы совсем невозможно, но очень трудно. И не каждому под силу. Многие думают, что для этого надо годами корпеть над старинными книгами. Зубрить заклинания, которые похожи на скороговорки. Варить в колбах магические смеси. Призывать демонов. Беседовать с привидениями. Причем делать всё это надлежит, закутавшись в длинный плащ и нахлобучив на голову остроконечный колпак. А если не такой колпак – тогда какой, простите, маг?

Какие, право, глупости! Всё это абсолютно ни к чему.

 

Ты не веришь, дружок? Вот и Ник не верил.
Кто такой Ник? Так в детстве звали маэстро Николаса. Ты не знаешь маэстро Николаса? Ах, да, извини, как я мог забыть! Ведь мы не живем в Волшебной Стране. Если бы мы там жили, всё стало бы сразу понятно. Любой житель Волшебной Страны знает, что маэстро Николас – это самый лучший скрипач. Гениальный и непревзойденный. А еще многие считают, что дело не только в его умениях и таланте, но и в том, что Николас – искусный чародей. Слыша это, маэстро всегда посмеивается. В детстве он действительно хотел стать волшебником. Очень хотел. Но у него ничего не получалось.
Нет, Ник отнюдь не был лентяем или бестолочью. Маленький мальчик прилежно учился в школе волшебника Ларса. Каждый день утром он приходил на занятия, садился за парту, глубоко вздыхал и ... Дальше начинался сплошной кошмар. Язык у Ника заплетался - заклинания не выговаривались, пальцы становились ватными и непослушными – волшебная палочка падала из рук. Хорошо, если на пол. А обычно так, что при этом ухитрялась разбить реторту с кровью грифона или пробирку с эльфийской пылью. Ник ужасно переживал, и просто не знал, куда деваться от стыда.
Но вот на уроках музыки всё было по-другому. Стоило Николасу взять в руки скрипку, маленький неуклюжий карапуз буквально преображался. В его глазах загорался яркий, почти дьявольский огонь, пальцы становились гибкими и подвижными. Кисть правой руки летала над изящным инструментом, а послушный ее движениям смычок то ласкал струны, то яростно вонзался в них. Скрипка начинала петь голосами птиц и зверей, ласковых ветерков и свирепых ураганов. В этой музыке рожки пастухов переплетались с грохотом водопадов, а хриплые голоса бардов вторили нежным напевам морских дев. Слушатели замирали от восторга и восхищения. Никто не мог пошевелиться до тех пор, пока Ник продолжал играть. А когда он заканчивал, то в ушах начинала звенеть оглушающая тишина с легким привкусом грусти от того, что мелодия так внезапно оборвалась.
Одноклассники Ника много раз просили своего учителя - волшебника Ларса – научить их играть так же, или, хотя бы, почти так же.
- Увы, - разводил руками чародей. – Это магия сильнее всего, что я знаю. Это – настоящий талант.
А после уроков Ник уходил за город и играл там для фей, эльфов, лепреконов и пикси. Маленькому народцу очень нравилась музыка Николаса, и они всегда бурно аплодировали юному скрипачу. Смущенный Ник краснел, раскланивался, прижимая руки к груди, убирал скрипку и смычок в футляр и отправлялся домой учить уроки.
Однажды, когда он закончил играть и уже собирался уходить с лесной поляны, из орешника выпорхнула файета.
- Ник, у меня есть для тебя подарок.
- Спасибо. Но разве сегодня какой-то праздник?
- А разве обязательно должен быть какой-нибудь праздник? Ты ведь каждый день – просто так -даришь нам свою чудесную музыку. Почему я не могу один раз сделать ответный подарок?
С этими словами файета достала из-за спины и протянула мальчику что-то завернутое в легкий розовый шелк. Ник осторожно принял подарок, развернул и увидел… скрипку. Он немного изумился, но не подал виду.
- Спасибо еще раз, маленькая фея. Только зачем мне эта скрипка? Ведь у меня уже есть своя.
- Ты ничего не понимаешь! – фыркнула файета. – Впрочем, все люди – такие олухи. Ладно, я не буду на тебя сердиться. Возвращайся домой и там всё поймешь.
Фея взмахнула радужными крыльями, щелкнула Ника по носу и скрылась в лесной чащобе.
Минуту-другую мальчик задумчиво стоял на опушке, потом пожал плечами, бережно завернул новую скрипку и отправился восвояси. Возвращаться домой ему в тот день, честно говоря, не хотелось. Дела в школе шли из рук вон плохо. За магию воздуха он получил двойку, за магию огня - тоже двойку, а за магические превращения две двойки сразу. «Ну, неужели я никогда не смогу стать настоящим волшебником?», - грустно размышлял Ник. – «Все уже учатся превращать глину в шоколад, а я даже толком не научился превращать соль в сахар».
Дома нашего героя ждала очередная неприятность. Ника-Вероника – младшая сестра Николаса – разрисовала цветными карандашами его ноты. Не так, чтобы каля-маля. Напротив, очень аккуратно и с любовью: каждую ноту Ника-Вероника превратила в какую-нибудь ягоду. Ноту «до» - в клубнику, ноту «ре» - в бруснику, ноту «ми» - в чернику, ноту «фа» - в голубику. И так – все ноты. Кого - в малинку, кого – в вишенку, кого – в земляничку. Увидев эти художества, Ник чуть не подпрыгнул на месте.
- Как же я теперь буду играть по таким нотам?! Здесь же ничего невозможно разобрать!!!
Ника-Вероника совсем не думала, что Ник так разозлится.
- Ник, я хотела как лучше, - начала оправдываться девчушка. – Я думала так будет наряднее. Ноты - скучные: все черные, на черных линиях. А теперь они все такие яркие и цветные.
- И не поймешь, где какие, - огрызнулся Ник.
Ника-Вероника жалобно всхлипнула.
- Ладно-ладно, - начал успокаивать ее старший брат. – Не плачь. Я тебя всё равно люблю. А эти ноты мы выбросим и всё забудем.
- Не надо их выбрасывать, - попросила Ника-Вероника. – Может быть, у тебя получится по ним сыграть. Ты же у нас такой хороший скрипач. Ну, Ник, попытайся, пожалуйста.
Ник не хотел расстраивать сестренку и решил попробовать. Сам не понимая почему, он решил играть не на своей скрипке, а на той, что ему подарила файета. Инструмент удобно прижался к плечу, а рука со смычком так и потянулась к струнам. «Надо бы ее, конечно, сначала было настроить», - только и успел подумать Николас…
Стоило мальчику сыграть первый такт, как в воздухе запахло ягодным вареньем. «С чего бы это?», - изумился он. А дальше – больше: каждая нота, которую он играл, каждый аккорд, каждое касание пальцами грифа выплескивало всё новые и новые ягодные ароматы. В воздухе запахло земляничными полянами, вишневым джемом, брусничной водой и смородиновым конфитюром.
- Ник! Как здорово! - ахнула Ника-Вероника.
- Да, уж… Так, уж… Вот уж… Не ожидал, - растеряно бормотал скрипач, рассматривая свою новую скрипку. Теперь-то Ник догадался, что фея подарила ему волшебную скрипку.
- Спасибо тебе, дорогая файета, - громко произнес он. За окном кто-то хихикнул – феи всегда подглядывают, понравились ли людям их подарки. Этот подарок, конечно же, Николасу безумно понравился. Он обнял Нику-Веронику и попросил:
- Нарисуй, пожалуйста, еще что-нибудь в моих нотах.
Девочка с радостью согласилась.
Уже через год Ника называли не иначе, как маэстро Николас, а он вместе со своими родителями и любимой сестренкой путешествовал по Волшебной Стране и каждый день давал концерты. Люди на них так и ломились. Всем очень хотелось услышать пленительные мелодии и вдохнуть ароматы горных лугов, окунуться в благоухание роз, почувствовать терпкий смолистый запах вековых сосен. Всего, на что хватало фантазии Ники-Вероники. Да-да, младшая сестра Николаса каждое утро усердно разрисовывала ноты старшего брата, а вечером на концертах они начинали – послушные волшебной скрипке – превращаться в запахи.
Объехав за десять лет все города, хутора и деревушки Волшебной Страны, Николас вернулся в свой родной Траумтратен. Специально к его приезду бургомистр велел построить огромный зал – такой, чтобы в нем поместились все желающие, весь город. Ведь каждый хотел побывать на концерте знаменитого земляка. Улицы, по которым должен был проехать Николас, были усыпаны лепестками роз, а каждая веточка каждого дерева украшена шелковой ленточкой.
Маэстро не ожидал такого теплого приема и был ужасно растроган. Когда же к нему за кулисы пришел засвидетельствовать свое почтение сам Магистр Белой Магии Алек Алеф, наш герой чуть не начал заикаться от волнения. Знаменитый чародей поспешил успокоить юношу, пробормотав заклинание Абсолютного Спокойствия, и уже через минуту пожилой маг и молодой скрипач мирно беседовали, посмеиваясь и перешучиваясь.
- Кстати, - неожиданно хлопнул себя по лбу Алек Алеф. – Чуть не забыл! Маэстро, сегодня в этом прекрасном зале присутствует мой старинный друг – знаменитый дрессировщик Гримо. Он очень хотел познакомиться с Вами. Можно я приглашу его за кулисы?
- О чем речь! Конечно, зовите!
Густав Гримо не заставил себя долго ждать и уже вскоре, широко улыбаясь, энергично тряс руку Николаса и шумно восторгался его талантом, о котором был немало наслышан.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - пригласил маэстро, стараясь быть гостеприимным хозяином, и сделал широкий жест рукой. – Не угодно ли чаю?
Гримо начал нервно озираться. Он был огромным черноволосым существом – полу-троллем, полу-человеком – и никак не мог сообразить, где (и как?) разместиться в небольшой гримерке. Ничего не придумав, Густав просто плюхнулся на ближайший стул, жалобно заскрипевший под его массивным телом. И еще что-то хрустнуло. Именно не захрустело, а хрустнуло. Хрук… и тишина. Тишина и жалобный возглас Николаса: добродушный великан уселся прямо на волшебную скрипку, которая лежала на стуле. Гримо тут же вскочил, как ужаленный, но было поздно. Драгоценный инструмент превратился в груду деревяшек.
Знаменитый дрессировщик начал бормотать извинения, пытался размахивать руками, чуть не сшиб люстру, но Николас его не слышал. Он вообще ничего в этот момент не слышал. Маэстро сидел на табуретке и, опустив голову в ладони, рыдал. Он так хотел сегодня сыграть именно для жителей своего родного города. Ведь они так им гордились. Они так хотели услышать и вдохнуть его музыку.
- Ник, Ник, - трясла его за плечи Ника-Вероника. – Перестань плакать. Пора начинать концерт.
- Как же я его начну без своей скрипки? – всхлипывал Николас. – Как?
- Очень просто. Возьми свою старую скрипку и сыграй на ней.
- Но ведь это будет совсем не то!
- Вспомни, Ник. Ты же прекрасно когда-то обходился без нее, и все восторгались твоим талантом. Ну, Ник, давай! У тебя всё получится.
Бледный Николас, пошатываясь, поднялся, достал из футляра старую скрипку, рассеяно подергал ее за струны, взял смычок и неуверенно вышел на сцену.
Переполненный зал встретил его бурной овацией. Николас застенчиво раскланивался, а сам, тем временем, думал: «Какой ужас! Как стыдно! Сейчас я опозорюсь! Они ведь ждут от меня чуда, а я – совсем не волшебник». Наконец аплодисменты стихли. Маэстро подошел к пюпитру и открыл ноты.
В тот вечер он, как было объявлено, должен был играть новую пьесу - «Сентябрь». Зная, что они будут выступать в Траумтратене, Николас и Ника целых два месяца рисовали эту мелодию. То есть, рисовала Ника, а Николас подсказывал ей сюжеты, потом брал в руки волшебную скрипку и наигрывал то, что получилось. Бывало так, что они по два, по три, а то и по пять раз что-нибудь перепридумывали и перерисовали. И вот, теперь… Теперь у маэстро не было больше волшебной скрипки, а ему так хотелось сыграть эту пьесу во всем ее великолепии.
Николас задумался и начал разглядывать ноты, как будто он увидел их в первый раз. Потом прижал скрипку к плечу, поднял смычок и зажмурился. Маэстро представил себе теплое сентябрьское утро, робко золотящиеся деревья, неяркое солнце, яблони, гнущиеся под тяжестью плодов. Всё то, о чем они вместе с сестрой хотели поведать. Николас нежно коснулся струн и, забыв обо всем на свете, отдался власти музыки.
В тот же миг в огромном концертном зале над головами людей прошелестел легкий ветерок. Он нес едва уловимый аромат костра и прелой травы. В воздухе запахло осенним садом. За спиной скрипача волшебным фейерверком вспыхнули пестрые астры, а, погаснув, уступили место благородным георгинам. Закружились, вальсируя, желтые листья берез и красные кляксы кленовых листьев. Они опускались на яблоки. Только что собранные яблоки, которые пахнут так нежно и так сладко, как будто это прощальный поцелуй лета. И этот поцелуй навсегда растворялся в шуме дождя. И снова запах прелой травы и аромат тлеющего костра.
- Он – волшебник, - восторженно шептали люди.
И Николас действительно в этот момент стал волшебником. Он понял, что магия – это не всякие там «крибле-крабле», волшебные палочки или даже волшебная скрипка. Магия – это радость и свет, которые живут в твоей душе и которыми ты готов бескорыстно делиться с другими.

Неужели, дружок, ты до сих пор думаешь, что стать волшебником невозможно?

 

(с) отсюда: www.kniga-skazok.ru/skazka33.html

 


Комментарии
2010-03-16 в 22:03 

count of casualty
Чудесная сказка, спасибо вам =))

2010-03-16 в 22:57 

Serenity~
Если не прав – прости и спасибо. Рядом остаться – мой выбор. (с)
Ник :) на здоровье :)

   

Заповедник Сказок

главная