Advokat Diavola
My sun is black my rain is blood
- А это что?
Человек подошёл к прилавку и ткнул в серую, укутанную тряпьём клетку.
- Это я приготовил специально для вас.
Это ответ продавца.
- Я вас не знаю.
- Берите, берите. Вы же ищите подарок? Она сойдёт, вы не пожалеете.
И человек купил клетку.


В ней была птица. Такая же серая, чуть меньше своей клетки.
Человек принёс клетку внутрь огромного зала из чёрного кирпича.
- С днём рождения, директор. Посмотрите, что я принёс вам - живую птицу.
С этими словами он скинул серую тряпку.
Раздались тихие вздохи, почти неслышный шёпот восхищения.
- Отнесите подарок в мои покои.
Приказывающий голос на секунду прогремел и резко утих. Державший клетку задрожал.
- Да, директор. Слуша...
Его прервал звук, похожий на слабо нараставший стон боли.

Птица в клетке извивалась, перья вылазили из крыльев, медленно падая на начищенный мраморный пол.
Клетка затряслась, а птица кричала всё громче. В её голосе сливались боль и надежда, отчаяние и страсть, в то время как она сама свернулась в пульсирующий комок, покрытый спадающим серым оперением, плачущий так что кружилась голова.

Все уставились на неё, никто не смог и шелохнуться.
Всё будто замерло.

Из клетки медленно начал просачиватсья бело-жёлтый свет, он стекал, обволакивая прутья и спускался на чёрный пол широкой лужей.
Державший клетку отдёрнул руку. Клетка упала, от удара открылась дверца и комок выпал из неё в лужу и лёг в неё бесформенным месивом, медленно набухая.

- Ч...Что это? Что ты принёс?
Грозный голос вновь пронёсся над залом. Казалось, что он был единственным, кому здесь было позволено произносить фразы таким тоном.
- Я купил это у продавца на последнем рынке.
- Живое существо? Ты посмотри, это живое существо. Уже десятилетия как они не гуляют по нашим городам, не парят над нашими домами и не приходят к нам. Я установил здесь это, ты не знал? Я, я возжелал этого, быть над каждым человеком, быть над самой природой... Мой разум понял, что нельзя превзойти то, чего нет... Поэтому в полях нет зверей, а в небе птиц. Я удивлён, что ты смог достать её - неважно как. Но ты учил с рождения, что значит ЭТО.
Палец с лоджии указал на лужу.
- Последняя, я не сомневаюсь, она последняя птица, существующая здесь. И именно она таила в себе то, что искал я и искали мои предки. Именно она хранила в себе то, что принято за начало света.
Голос сорвался на восхищённый крик, но тут же возвратился как прежде.
- Мне казалось, ты решил разыграть всех нас. Но это великолепный подарок. Соберите же быстрее, пока не изменилась его форма - позже это будет сделать труднее.
Несколько человек подошло к луже, в которой плавали перья, но их оглушило волной света и крика, как только они прикоснулись к ней.
Комок, раздувшись, начал вытягиватся, становясь всё больше чем человек. И вытянувшись почти в линию, он лопнул. Из него, как из куколки, начало вылезать существо с крылями, подобным птичьим, но никто бы не смог сказать, было ли это существо крылатым или что оно из себя представляло. Единственное, что каждый из пристуствующих заметил последним, - оно было необычайно светлым, и не было им. Оно было большим, но само умещалось в глуби себя. Два-три движения - и оно расползлось вне помещения, вне здания. Оно заполняло собой всё пустынное, выгоревшее в пепел поле, покружавшее город, и то, что находилось за ними.

Существо укутало собой всё, что случалось до этого человека. До первого выжженного поля, до первого серого города с чёрным залом, до первого его жаждавшего. И утихло.

Всё было столь же ярко сколь незаметно.
Всё вернулось вновь.

За городом, бывшим в своё время серой мостовой за стенами, стояло у поля с зелёной травой двое человек.

- А ты знаешь, всё оказалось просто.
- У него на глазах.
Вздох.
- Их теперь здесь нет.
- И никто не узнает, что здесь были мы.
- Да. Пойдём?