23:13 

Скучная сказка из взрослой жизни

Только дураки считают, что страдания - справедливая плата за оригинальность.
Каждая сказка – лишь желание
в искаженной действительности… (с)


Хочешь, я расскажу тебе сказку? Ты улыбаешься и зажмуриваешься в предвкушении сказки. И вот ты уже в Волшебной Стране. Вон идет Красная Шапочка, а Серый Волк трусливо прячется в кустах. Ты смеешься и бежишь дальше. Перед тобой вырастает прекрасный замок. Дивное пение слышится с балкона. Ты поднимаешь глаза и приветливо машешь Золушке. Яркое солнышко подмигивает тебе. Ты вприпрыжку идешь по дороге вымощенной желтым кирпичом. На полях кипит работа. Важный Страшила расхаживает среди рабочих и раздает указания. Заметив тебя, он бросает работу и важно направляется к тебе. Ты кланяешься повелителю Изумрудного Города, а потом вы вместе смеетесь. Ты пожимаешь его мягкую соломенную ладонь и уходишь. Ведь этот чудесный день только начинается. Ты выходишь к речке. В ней резвятся русалки. Завидев тебя, они начинают брызгаться и быстро ныряют в омут. Ты улыбаешься Ариэль и идешь дальше. Неожиданно тебя кто-то подхватывает за шкирку, и ты летишь. Ты визжишь от восторга, а Питер Пен пытается втолковать тебе, что он тебя похитил. В ответ ты его обнимаешь, и вот вы уже кубарем катитесь по маковому полю. Ты лежишь и смотришь в небо, а фея Динь-Динь напевает колыбельную. Ты засыпаешь.

Звон. Этот ужасный звон не дает тебе спать. Неужели это свистят эльфийские стрелы? Это невозможно. В Волшебной Стране не бывает войн. Ты нехотя открываешь глаза и понимаешь, что это всего лишь будильник. Ты встаешь с кровати и медленно идешь в ванну. Сколько тебе уже лет? Тридцать? Сорок? Неважно. Ты умываешься, чистишь зубы и избегаешь смотреть на себя в зеркало. Идешь на кухню и ставишь чайник. Ждешь. Чайник не собирается закипать. Ты со вздохом садишься на подоконник и прикуриваешь. Прислоняешься лбом к ледяному стеклу. Так немного легче. За окном мелко моросит дождь и ветер клонит молодые березки к земле. Ты усмехаешься и прикрываешь глаза. Когда же закипит этот чайник?

- Время пить чай! - Мартовский Заяц хватает тебя за руку и усаживает за стол.
- Но тут же нет чашек! – возмущаешься ты.
- Чашка от чайника недалеко падает…, - глубокомысленно изрекает Безумный Шляпник.
- Боже, я опаздываю, как же я опаздываю! – Белый Кролик прыгает к тебе на колени и начинает пищать, а потом сует тебе под нос свои карманные часы, на которых стрелки вращаются с бешеной скоростью в обратную сторону. Ты подпрыгиваешь на стуле и опрокидываешь на себя чайник, кажется, ошпарила руку. Белый Кролик бежит дальше.

Ты открываешь глаза. Свистит чайник. Ты на автомате его выключаешь. Рука так и не проходит. Опускаешь взгляд и видишь круглый красный ожог. Истлевшая сигарета валяется на полу. Ты опускаешься, чтобы поднять ее, но на секунду тебе кажется, что это маленькие карманные часы. «Я опаздываю, как же я опаздываю, Червонная Королева отрубит мне голову!» Ты вертишь головой, но на кухне кроме тебя никого нет, а в руках ты по-прежнему держишь окурок, а не маленькие часики. Ты быстро делаешь себя чашку кофе и бежишь одеваться. Выходишь на улицу и ныряешь в метро. Вокруг море людей, все ругаются, дерутся за свободное место, ты сжимаешься в комочек и пытаешься стать невидимой.

- Красная Шапочка, ты свободна! Я победил Серого Волка. Выходи, помоги своей бабушке, - на тебя смотрит Лесоруб и искренне улыбается. Ты открываешь глаза, берешь за руку бабушку и выходишь из брюха Серого Волка. Бабушка благодарит Лесоруба, а ты как зачарованная смотришь в безжизненные желтые глаза Серого Волка. Это ведь ты виновата в его смерти, если бы послушалась маму, то не встретила бы Серого Волка и он остался бы жив.

- Девушка, вам нехорошо? – ты вздрагиваешь и открываешь глаза. Перед тобой стоит бабушка. Ты качаешь головой. Старушка пожимает плечами и проталкивается на выход. Ты оглядываешься, вокруг море людей, и снова закрываешь глаза.
«Следующая станция Охотный Ряд». Ты нехотя открываешь глаза и проталкиваешься к выходу. Последнее препятствие на дороге к спасительным дверям высокий мужчина. Ты трогаешь его за плечо, он оборачивается и твои слова «Вы на следующей выходите?» застревают в горле. На тебя смотрят такие знакомые желтые глаза с вертикальным зрачками. Моргаешь раз, другой. «Охотный Ряд». Поток людей выносит тебя на остановку. Ты вертишь головой в поисках мужчины, но его уже нигде нет.

Нелюбимая работа. «Нелюбимая». Это слово преследует тебя всю жизнь. Вначале был нелюбимый отчим, потом нелюбимая школа, нелюбимый институт, потом ты стала нелюбимой женой. А позже просто одной нелюбимой сотрудницей в этом жутком офисе. Любимой была у тебя только мама, которая так и не успела дочитать тебе последнюю сказку.

Ты берешь себя в руки и внимательно смотришь в монитор. Надо работать, но как всегда не хочется. Делаешь глоток кофе. Ты никогда не пьешь чай. Боишься. Обеденный перерыв. Тебе не хочется вставать, и ты просто лезешь в интернет. Как всегда набираешь в адресной строке Wonderland.net. Ждешь, что как обычно, интернет тебе выдаст 404 ошибку. Но нет. Сегодня маленькое чудо решило свершиться. От возбуждения перед глазами прыгают строки и ты не можешь прочитать ни слова. Ты берешь себя в руки и начинаешь читать ленту новостей. "Нападение на замок Снежной Королевы. Перебита вся стража, Королева взята в плен. Ей предъявлен ультиматум: или она повергает всю Волшебную Страну в вечную зиму или ее растапливает в доменной печи Железный Дровосек. Решение Снежной Королевы пока неизвестно. Нам остается только надеяться". Ты перечитываешь это сообщение раз, другой. Но тут тебя окликают, и ты вынуждена обернуться. Коллеги по работе что-то тебе говорят, но ты не можешь их понять. Махнув на них рукой, ты снова поворачиваешься к монитору. Пусто. Снова 404 ошибка. От отчаянья ты готова завыть.

Вечер. Ты уныло плетешься домой под черным зонтом. Безликие фигуры людей окружают тебя со всех сторон. Ты идешь, а твои мысли где-то далеко за Великой Пустыней и Неприступными Горами. Ты уже мысленно сражаешься с Черными Камнями Гингемы, как вдруг налетаешь на кого-то. Ты извиняешься и пытаешься пройти дальше. Но не тут-то было. Ты поднимаешь глаза и смотришь на женщину перед собой. Строгий пучок, серый костюм, черный зонтик. Она загадочно улыбается и смотрит прямо тебе в глаза. «Ветер переменился». Ее тихий шепот напоминает тебе о маме. Ты пытаешься схватить ее за руку. Но она уже улетела за своим черным зонтиком. Ты провожаешь ее взглядом и закрываешь свой зонтик. Домой ты приходишь насквозь промокшая.

Ты снимаешь с себя мокрую одежду и кидаешь ее в стирку. Голова раскалывается. Ты включаешь горячую воду и молча ждешь, пока наполнится ванна. Накидываешь на себя халат и выходишь на балкон. Дождь закончился. Ты прикуриваешь. Внизу проносятся машины, спешат куда-то люди, но тебе не до них. Ты изучаешь небо. Скоро. Вот-вот. Вот сейчас они появятся. Но их все нет. Ты уже докуриваешь четвертую сигарету, а небо все такое же пустое. Ты уже собираешься уходить, когда совсем рядом слышишь переливчатый голосок феи. А потом в небе раздается заразительный детский смех. Ты поднимаешь голову и на фоне огромной луны ты видишь четыре фигуры.
- Питер, забери меня с собой, - шепчешь ты.
- Ты уже выросла, тебе с нами нельзя, - слышишь ты в ответ.
И они улетают. Снова без тебя.

Возвращаешься в ванную, вода уже начала переливаться через край. Ты быстро закрываешь кран, скидываешь халат и залезаешь в ванну. Хочется выть от бессилья. Главное не заснуть. Ты так не любишь засыпать. Потому что ты просто ненавидишь просыпаться. А с каждым сном твоя сказка все мрачнее. Горячая вода согревает тебя, ты расслабляешься и не замечаешь, как засыпаешь.

Тихий шелест летнего леса наполняет твою душу необъяснимой тоской. Почему? Ведь вчера все было так хорошо. Ты переворачиваешь на спину, а потом снова на живот, встаешь на четыре лапы и бежишь по лесу. Потом ты падаешь на кучу палой листвы и долго неподвижно лежишь. Вспоминаешь. Его глаза, руки, вашу ночь. Одну на двоих. Ты вспоминаешь его глаза. Черные и прекрасные. Его глаза. Твой омут. Из-за туч выходит луна. Огромная, желтая и такая родная. Ты садишься, поднимаешь морду к небу и начинаешь петь. Нет, волки не воют холодными осенними ночами. Они поют. О себе, о своей любви, о своей жизни. Ты вздыхаешь и превращаешься. Обратно. В человека. Тело обдает диким холодом. Ты вздрагиваешь.

И просыпаешься. Вода остыла до такой степени, что тебя уже знобит. Ты встаешь, закутываешься в теплое полотенце и идешь на кухню. Делаешь себе кофе, чтобы хоть немного согреться. Садишься за стол и берешь первый попавшийся журнал. Бездумно переворачиваешь страницы, пока не натыкаешься на объявление «Мебель на заказ от папы Карло». Вздыхаешь. Ты помнишь, как на твоих глазах Папа Карло сжег Пинокио. Ты помнишь его лицо, тебе это снилось совсем недавно. Ты сидишь, греешь пальцы о чашку кофе и вспоминаешь свои сны. Неделю назад тебе снилась Ариэль. Это было ужасно. Ты видела как закипели все реки Волшебной Страны. Погибли все. Русалки, рыбы, тритоны. Волшебная Страна была в трауре месяц, и ты вместе с ними носила черное и оплакивала русалку. А позавчера ты была около того белоснежного замка, где раньше слушала пение Золушки. Замок обветшал, покрылся грязью и паутиной. А Золушка… Ты закрываешь глаза и перед тобой, как наяву, предстает недавний сон: «Темный могильный камень с потертым портретом и фигура в черном плаще содрогается от рыданий. Ты подходишь к ней и откидываешь капюшон с лица. Светлые волосы спутаны, опухшие глаза уже плохо видят, морщины на лице все заметней, бальное платье изорвано.
- Ты постарела, Золушка. Не плачь, Принца не вернешь, - это все что ты ей скажешь и идешь дальше. Потому что сама еле можешь сдерживать слезы. Ты вспоминаешь остальных прекрасных принцесс. Белоснежка уже давно прячется в горах с гномами, Белль живет в замке под охраной Чудовища. Больше всех тебе жалко Белль. Ведь ее Принцу снова пришлось стать Чудовищем, чтобы отстоять замок, они отбили все атаки и их оставили в покое. Но Белль так и не смогла вернуть прежний облик своему Принцу. Он так и остался Чудовищем.

Чашка с остывшим кофе уже начинает морозить тебе пальцы. Ты ставишь ее в раковину и идешь спать. Голова уже почти прошла. Ты надеваешь пижаму и ныряешь под покрывало. Засыпать страшно, ты боишься того, что ты увидишь сегодня. Но вскоре сон тебя одолевает.

Ты стоишь на дороге вымощенной желтым кирпичом. Дорога уже давно как разломана. Разбитые желтые кирпичи, как разбитые жизни Жевунов кричат о помощи. Ты поднимаешь глаза полные слезы и зовешь небо. Но тебя снова не слышат. Его здесь нет, для этого тут много волшебства. Ты идешь вдоль разломанных синих изгородей и скошенных полей, поросших бурьяном. А там был кол, на котором много лет назад висел Страшила. Его давно убили. Сожгли на ритуальном костре. Ты все идешь и идешь вперед. Желтые кирпичи режут ноги, как воспоминания. Ты сворачиваешь направо и идешь по заросшей тропке. Ноги приятно щекочет трава. Ты отодвигаешь штору плакучей ивы. Темный лес сразу же нависает над тобой, не давая вздохнуть. Падаешь на колени. Лишний вздох равносилен смерти. В глазах темнеет. Роняешь голову на грудь и заваливаешься на бок. "Не пора ли выпить чаю?" Брызги в лицо и пара пощечин. Ты приходишь в себя. Все как обычно. Пора б уже привыкнуть к этому лесу. Сюда нельзя ходить одному. Тебя тут должны ждать. Лес не понимает взаимопомощь. И он отпускает тех, кому помогли. Ты всегда здесь желанная гостья. Но все равно каждый раз, как последний. Ты медленно встаешь и идешь за Безумным Шляпником. Платье уже безнадежно испорчено. Можно даже не пытаться его отряхивать. Длинный стол во всю поляну и не одного стула. Сегодня как всегда. Много чайников и всего лишь четыре чашки. Мартовский заяц лежит с бутылкой пива. Ореховый Сонь спит на банке с огурцами. Безумный Шляпник усаживает тебя, как обычно, во главе стола. Наливает как всегда коньяка в заварочный чайник. Наливать чай в чашки тут не принято со смерти Алисы в психиатрической больнице. Теперь все пьют покрепче. Ты берешь чайник, откидывает крышку, и из носика пьешь коньяк.

Раз глоток, два. Пора уходить. Ты выходишь из сумрачного леса и идешь к нему. На опушке снова превращаешься в волчицу. Больно. Но на четырех лапах удобнее, хоть и опаснее. Бежишь по кривым улочкам Изумрудного Города, который уже давно стал Серым Городом. Городом Теней. Вот и его дом. Ты виляешь хвостом и запрыгиваешь в окно. Еще пара прыжков и он ряжом. Лежит. Ты подходишь к нему вплотную и утыкаешься влажным носом ему в ухо. Он никак не реагирует. Ты нервно вдыхаешь в себя воздух. Такой знакомый металлический привкус. Взвизгнув, как раненная собака, ты отпрыгиваешь от своего любимого. Уже бывшего любимого. Его безжизненные глаза так и продолжают изучать потолок. Перед глазами пляшут разноцветные круги. Ты мечешь по комнате, не знаешь, что делать. Воешь. Громко, надрывно. Слышишь топот. По лестнице вверх взбегает стража. «Это они его убили». Ты полностью теряешь контроль. Сделать им как можно больнее. Это твоя единственная цель.

Пошатываясь, ты выходишь из дома. Ты снова человек. Тыльной стороной ладони вытираешь кровь с губ. «Они получили по заслугам». Но тебе от этого не легче. Ты идешь по улицам города, натыкаясь на ранних прохожих. Светает. Начинаешь кашлять. Желтый туман пробирается в легкие. Ты начинаешь задыхаться, слезятся глаза. Нельзя ходить днем по Волшебной стране. Опасно для жизни.

Ты снова возвращаешься в лес. Садишься на огромный гриб. Это все что осталось от Синей Гусеницы. А рядом с тобой, на трухлявом пне, медленно появляется вначале грустная улыбка, а затем и весь Чеширский Кот. Он понимающе смотрит на тебе и еле заметно кивает. Ты все понимаешь и уходишь, не оборачиваясь. А за спиной вначале пропадает улыбка, а потом и весь Кот, остаются только глаза. Он будет вечно плакать по своей Алисе. А ты теперь должна плакать по себе. Волшебная страна забрала у тебя самое дорогое. К тебе подлетает комар и начинает пищать, ты отмахиваешься, но он от тебя не отстает.

Снова будильник. Ты просыпаешься. Вся подушка мокрая от твоих слез.
«Я часть этой Волшебной Страны, я ее разбитое сердце», - шепчешь ты, собираясь на работу.

Ты выходишь на улицу. Погода словно издеваясь над тобой, радует прохожих ярким солнышком. Ты на автомате идешь к метро, не замечая никого вокруг. Мимо тебя идет группа детей, ты оборачиваешься им вслед. Они останавливаются у тусклой таблички, на которую ты раньше не обращала внимания. Ты подходишь к ним и читаешь полустертую надпись:

«Здесь терпела крушение Волшебная Страна».

- Тусклая табличка. Это все, что напоминает нам о разбитой жизни Сказки, - будничным тоном заканчивает экскурсию гид и ведет детей дальше по разбитой дороге, вымощенной желтым кирпичом из детства во взрослую жизнь.



@темы: сказка

Комментарии
2009-06-11 в 00:18 

Всё чудесатее и чудесатее.
Заставило вздрогнуть и задуматься..
Спасибо.

2009-06-11 в 00:19 

Только дураки считают, что страдания - справедливая плата за оригинальность.
la.luz.lunar о чем задумались?)

2009-06-11 в 00:27 

Всё чудесатее и чудесатее.
О сказках и их месте в жизни реальной) И о том, как несмотря на крушение Волшебной Страны хранить Сказку.

2009-06-11 в 00:35 

Только дураки считают, что страдания - справедливая плата за оригинальность.
la.luz.lunar :) значит у меня получилось донести мою идею до масс) уря!

2009-06-11 в 00:44 

Всё чудесатее и чудесатее.
АрктикА, ура!)

2009-08-08 в 20:11 

Per anus ad astra!
И вправду получилось... Спасибо...

2009-08-13 в 14:13 

Только дураки считают, что страдания - справедливая плата за оригинальность.
     

Заповедник Сказок

главная